Свежие комментарии
Архивы
Ежедневные заметки на полях
Вторник, Декабрь 12-e, 2017
Заметки о скрытом тексте
Использовать скрытый текст на сайте не есть хорошо, говорит справочник Гугла. Точнее, не было хорошо до недавнего времени.
Гугл объявил, что в ближайшем будущем текст, заключенный в раскрывающихся табах, начнет индексироваться. И это логично. Для пользователей смартфонов и планшетов размещение текста в табах такого типа очень удобно.

Oxana’s Pictures

Умные мысли Оксаны

Можно пораниться взглядом о несбыточность контуров.

Или оглохнуть от никогда неуслышанной музыки, звуки которой заполнили бы все чёрные дыры сознания.

Или онеметь от лохматых мыслей, которые костями застряли в горле и не вышли на свет словами.

Или устать от не пройденных дорог, смутно догадываясь, как пахнет море и, как это, если в пальцах песок щипается.
читать полностью »

Я и пение понятия несовместимые

Мы с пением понятия более, чем несовместимые, но именно поэтому сталкиваемые по жизни. Нет, конечно, попеть во время стирки или мытья посуды — это святое, но не портить же уши и настроение добрым людям. Но всего не избежать, уроков пения в том числе.

В новой школе именно на уроке пения я приобрела репутацию хулиганки — а ведь у меня просто была нормальная реакция на дёрганье косичек. Потом учительница решила, что у меня звонкий голосок и всеми силами пробовала затащить в школьный хор. Но я совсем не хоровая личность — подтанцовки и подпевание это не моё — мне или соло, или ничего. Да и репертуар песенок про Ленина уже тогда вызывал во мне тошноту. Словом, обошлось…
читать полностью »

Первое оружие

Отгадайте, какое может быть оружие у пятилетней девочки? Ногти? Зубы? А вот и не отгадали. Так как девочка была вечно танцующая и рисующая, то…

Моя старшая сестра делала очень красивые чертежи чёрной тушью. Мне так нравилось смотреть, что я и сама решила попробовать и стащила у неё пузырёк с заветной жидкостью. Чтобы не встретиться с запретами со стороны взрослых, во имя спокойного творчества я всунула в карман листок бумаги и пошла во двор.

Только пристроилась за единственным в округе деревянным столиком, как ко мне подошла одна девочка. Мало того, что она не понимала, что нельзя мешать рисующим, так она ещё в своём юном возрасте обладала всеми задатками такой махровой сплетницы. Типичная вредина-ябеда. И вот она встала рядом и начала свой монолог, перебирая косточки всем детсадовским. Но потом до моего, уже улетавшего из реальности сознания дошла одна фраза: » А твой папа… а он такой и сякой.»

У меня сработал рефлекс — честь надо защищать. И вот я взяла, да с размаху всё своё сокровище чёрное выплеснула на белое пальто обидчицы.

Чёрная тушь так красиво растеклась по белой ткани…И я, не знакомая ни с дзэном, ни с каким другим учением, созерцала это зрелище с величайшим удовольствием… Вредина заревела и побежала домой жаловаться…

А вечером к нам пришла мама той девочки с «расписным» пальто и разговаривала не так красиво…
И хотя папа был строгим, мне не попало. Я же его защищала, причём так наглядно.

Больше я так не делала, но в силу красок, в их влияние продолжаю верить!

Автор: Бодиш Оксана

Первое оружие пятилетней девочки

Первое оружие пятилетней девочки

Уравнения

В первом классе я часто болела, и вот папа, чтобы я совсем не отстала, решил позаниматься со мной математикой. Надо сказать, что это был единственный случай за всю жизнь, когда мне оказали помощь в учёбе.

Так вот папа, полный самых благих намерений, решил сразу вовлечь мою свободолюбивую, танцующую, рисующую натуру в дисциплинированный мир математики. И решил начать он ни много ни мало — с уравнений. Конечно, душа моя отчаянно сопротивлялась такому насилию.

Я всеми силами пробовала убедить папу, что я ещё маленькая, и мы такое пока не учим, вожделенно поглядывая одним глазом на верхнюю полку книжного шкафа под названием «тебе это ещё рано». Мои мучения усугубляли весёлые крики играющих в футбол мальчишек.

И только наш рыжий кот, забирающийся при папе в свою коробку, сочувственно щурился на меня зелёным глазом. Во время занятий он тоже был лишен свободы действий, проявляющейся в лежании на диванах.
Мама в это время просто уходила из дому, ибо событие это было не для слабонервных. Папа во время занятий был облачён в военную форму. Наверное, блеск звёздочек на погонах и ремня ускорили процесс усвоения тех самых уравнений.

Через несколько лет мы переехали в город, и я продолжила учёбу в школе с физико-математическим уклоном, но после восьмого класса, не смотря на громкие протесты учителя физики, подала документы в художественное училище.

Потом получилось так, что ровно в двадцать лет я попала в чужую страну. Здесь мне сразу пришлось решать уравнения со множеством неизвестных: ребёнок(x), работа(y)… Потом уравнения были уже в квадрате, а неизвестных (учёба в институте, стройка, тяжелобольная свекровь и т. д.) прибавлялось. Решать приходилось без родственников, без подружек, без телефона, без интернета. Так что папины старания всё-таки не были напрасными.

А потом мне надоело уравнивать… Я поняла, что времени осталось мало, что его можно тратить только на тех, кто действительно дорог, на любимое дело, на самые лучшие книги, на самую лучшую музыку. Вот так взяла и заменила знак равенства на знаки больше-меньше и бесконечность.

К чему это я?
Да, вот уже две недели подряд пришлось заменять математику. Пригодились-таки папины уроки 🙂

Автор: Бодиш Оксана

Уравнения - Рассказы Оксаны Бодиш

Уравнения — Рассказы Оксаны Бодиш

Самый-самый день в жизни

Вот задай кому вопрос о самом счастливом, самом грустном или самом трудном дне жизни, даю гарантию, что в каждой категории «самый» дней насчиталось бы как минимум на недельку, а то и на месяц. Я и сама не смогла бы дать единичный ответ. И только один день торжествует в моей памяти, не зная конкуренции себе подобных. Самый… трагикомический. Попросту самый идиотский.

Ехала я как-то в свои пятнадцать лет на занятие в художественное училище и наслаждалась видами Минска. Настроение было прекрасным. Во-первых, удалось с планшетом и этюдником занять местечко возле окна (в утреннем транспорте это редкий случай). Во-вторых, накануне я получила письмо от своего ухажёра, с которым мы успели пару раз прокатиться на мотоцикле, и его почти сразу забрали в армию. Ничего не оставалось, как писать письма.

Вот ехала я такая довольная, а передо мной сидели две женщины и разговаривали.

Вдруг до меня дошла одна фраза: «Бедная Лиза, убили в армии её Кольку». Я немного напряглась, так как из набора нескольких слов совпадали оба имени и место действия. Но этим дело не кончилось. Продолжение следовало: «Мало такого горя, так и старшенький, Андрей, тоже вернулся инвалидом из Афганистана.»
Теперь совпадало всё… Не оставалось никаких сомнений. Мир рухнул. Мне уже не был нужен Минск, не нужно ничего. Моё богатое воображение, помноженное на повышенную чувствительность подростка, рисовало мне липкие и страшные картины похорон…

На урок истории я опоздала, но вместо упрёков наша сердобольная учительница, узнав, какая у меня трагедия, отпустила на Главпочтамт. В те «безмобильные» и «безинтернетные» годы практически не было других способов связи.

Ехала я, почти ничего не видя от слёз. И даже испытывала слепую ненависть к тем, кто смел улыбаться или смеяться в такой день. Не помню, как я добралась, как схватила дрожащей рукой телефонную трубку, как набрала номер друга, живущего в одном подъезде с «умершим». Помню только, что минут пять ревела, и он не мог понять, что случилось. Узнав о причине моего звонка, он сделал минутную паузу и произнёс: «Слушай, я вчера с его братом разговаривал, вроде они вечером по телефону общались.» Потом он решил для большей уверенности подняться этажом выше. Через десять минут я снова набрала соседа, и услышала его весёлый голос: «Живой! Сто процентов!»

«Живой! Ура! Живой? А что же я скажу учителям?» — набросилась я на друга. У него не было никаких нормальных предложений, и я решила, что в дороге подумаю, как выкрутиться из такого положения.
Конечно, ничего умного мне не пришло в голову от радости, что никого не надо хоронить. Когда я вошла в аудиторию, меня приняли гробовым молчанием, в сопровождении сочувственных взглядов. Я же окинула всех победным взглядом и изрекла: «Он выжил!» И тут мои нервы сдали, и я первой начала хохотать над нелепым положением. Меня быстро поддержали — случилась массовая истерика.

В заключении можно сказать, что по ту сторону, то есть в армии тоже не обошлось без приключений. Какой-то завистник вскрывал мои письма, подделывал мой почерк и писал всякие гадости. Но его потом поймали и наказали на комсомольском собрании…

А я с тех пор стараюсь в общественном транспорте не давать волю своему воображению и не слышать, что говорят другие.

Самый-самый день в моей жизни

Самый-самый день в моей жизни


Автор: Бодиш Оксана

Приключения в автобусах и с автобусами

Последнее время мне кажется, что если я подхожу к автобусу, то где-то совсем рядом воскресает Хармс. Наверное, сюжеты ищет.
Пригласила меня к себе две недели назад подруга. Следуя принципу «от гостей с пустыми руками не уходят», я взяла с собой чемодан, положив в него пижаму.

И вот подъезжает мой автобус, народ повалил билеты покупать, а я стою прилично в очереди. Вдруг шофёру в его угловой фокус зрения попадает мой чемодан, а может и мой сапог. Он решительно выходит из своей кабины, спускается вниз и с улыбкой средневекового рыцаря берёт мой пустой чемодан и торжественно вносит в салон. И даже виду не подал, от какого «бремени» он меня освободил.

На следующий день я возвращалась обратно, но уже с полным чемоданом. И даже уже начала привыкать, что водители всегда спешат помочь старым, малым и слабым (в смысле — хрупким). На этот раз никакого рыцарского порыва я не увидела, зато меня встретили вопросом: «Студенческий?»
Пока я соображала, где же я могу сейчас учиться, мне пробили студенческий билет. Так было суждено проехать полузайцем.

Получилось так, что на следующий день мне опять пришлось ехать в город. До него я доехала с коллегой, которую судьба бережёт от всяких автобусных потрясений, если не считать тряску в автобусе.
А обратно я возвращалась одна. Народу было много. Пропустив человек семь-восемь, я поднялась и протянула шофёру деньги на билет. И даже успела подумать:» Чемодана нет, лица моего в темноте не видно-всё должно быть спокойно!»
И тут шофёр вручает мне папку с просьбой присмотреть за автобусом (за детьми смотрела, разве за автобусом не смогу?). Выходя из салона, он мне пояснил, что сейчас холодно, и я могу сесть на эту папку вместо подушки. Пока он вернулся обратно, рядом со мной пристроился один паренёк. Я открыла папку и увидела, что это официальные документы областной транспортной компании. Я на бухгалтерии не сижу (и в ней не сижу), так что решила быстренько отделаться.

Выйти было практически невозможно, но я увидела напротив знакомого и попросила отдать папку шофёру. Он направился по месту назначения, но… скоро вернулся, передав просьбу водителя, чтобы это осталось у меня… Всю дорогу я провела в обнимку с этой папкой. Когда автобус остановился в моём селе, я быстро направилась к водителю, быстро избавилась от транспортной администрации и поблагодарила за «тёплое местечко». В ответ получила море пожеланий хорошего вечера и т. д.

Вот только одно я не успела спросить. Что же мне надо было насидеть? 🙂

Автор: Бодиш Оксана

Приключения в автобусах и с автобусами - Рассказы Оксаны Бодиш

Приключения в автобусах и с автобусами — Рассказы Оксаны Бодиш

Ангел из морга или покорять легко

Покорять и правда легко, если твоя прародительница сама Ева и природа наделила тебя русой, чёрной или рыжей шевелюрой, стройным или не очень стройным станом, да ещё блеском в синих, карих или зелёных очах. А уж, если эта, не важно какая шевелюра побывает в руках у парикмахера, на любой стан найдётся красивое платье, а желание нравиться сделает свет в глазах ещё ярче, то можно сбиться со счёту тех самых покорённых.

И это я ещё не упоминала шпильки и остальные женские штучки типа губной помады или духов. Легко так покорять, но слишком банально, да и эффект может оказаться непродолжительным .А бывает совсем иначе…

Несколько лет назад, в самом разгаре лета загремела я в больницу, да прямо под нож к хирургу. Через пару часов прихожу в себя от наркоза. С весом десятилетнего ребёнка, почти без давления, с лицом цвета…, скажем белого, с копной чёрных волос (накануне «подруга» пробовала поменять мне имидж), плюс ко всему с различными прибамбасами, капельницами… В самый раз вампира играть…

И вдруг моим, только начавшим проясняться сознанием ощущаю чьё-то присутствие. Открываю глаза и вижу ,что рядом на стуле сидит незнакомый мужчина в белом халате. Заметив моё замешательство, он поспешил представиться. Через минуту мне суждено было узнать его имя и то, что он работает в морге… За секунду у меня в голове промелькнуло множество мыслей, но первый испуг сменился весельем и я вслух отметила, что у меня теперь там есть блат, и я прошу местечко потеплее. Не люблю мёрзнуть. Бедняга смутился и поспешил объяснить, что он знаком с моим творчеством, читал обо мне и давно мечтал познакомиться. Вот и представился случай. После операций всё, что положено передают на анализы в данный отдел. Словом, он там увидел моё имя и сразу поспешил с визитом.

Мужчина оказался тихим и приветливым. В свободное от работы время он всегда навещал меня. И всегда приносил кофе, к нему свежую газету, чем очень скрасил дни моего пребывания не в самом весёлом месте.

Я панически боюсь врачей и белых халатов, но через некоторое время моё воображение стало рисовать к его светлому одеянию что-то вроде крыльев. Наверное, это был ангел, работающий в морге… Только почему-то он тоже стал покорённым…

Автор: Бодиш Оксана

Ангел из морга

Ангел из морга

Политическая обозревательница

Не бойтесь! Я не о политике! Просто те, кому в девяностых годах приходилось пересекать белорусскую границу, знают, что всякое бывало. Поездка в Минск на машине просто не могла не запомниться.
Эти километровые очереди на границе, куча всяких справок. Потом, как оказалось, мы превысили скорость, и за нами гналась милиция. Потом почему-то все за что-то требовали доллары. Перед городом нас с плакатами и надувными шариками ждали мои родные.

Всё это было интересно. Но на обратном пути почему-то уже не хотелось подобных «прелестей». В то время мой родственник был членом Совета Министров. Он то и предложил свою помощь: быстро связался с «главным пограничником» и написал мне его имя и несколько предложений о том, что мы являемся иностранными наблюдателями на выборах…

И вот мы снова в Бресте, на границе. Перед нами нескончаемая вереница машин. Воздух казался белёсым от жары, а пейзаж блеклым. Стоявшие за лугом пятиэтажки делали вид ещё скуднее. Люди изнывали от жажды и от скуки, а очередь не продвигалась ни на сантиметр. Несколько раз я порывалась выйти из машины и пойти на переговоры, но мой мнительный, скептически настроенный муж всегда удерживал меня. Прошло несколько часов, меня осенило.

Я взяла дочку за руку и заявила, что ребёнку нужно в туалет. Ребёнок только хотел возразить, но я его опередила со словами: «Надо, Таня! Надо!» Так мы дошли до первого поста, и я уверенным движением полезла в сумочку за бумажкой. Ни на что, похожее на бумагу, моя рука не наткнулась. Это значило, что я оставила её дома… Несколько метров отделяли нас от пограничника, и я понимала, что отступать уже нельзя…

Собрав всю волю в кулак, я спокойно поприветствовала молодого человека и заявила, что мы от шефа. Правда от какого шефа, я не знала сама и очень боялась, что меня допросят. Воспользовавшись тишиной, я прибавила, что была наблюдателем из Венгрии, и что Тимофей Ильич (мой родственник) должен был позвонить.

Теперь морщил лоб пограничник — может ему стало не по себе от того, что он «забыл» имя важного человека. Затем он смерил взглядом всю меня с ног до головы, мои шорты и топик. Скорей всего он успокоил себя мыслью, что «наблюдатели бывают разные», так как прозвучало заветное: «Можете проезжать!»

Подойдя к нашей машине, я сказала мужу, чтоб отправлялся. Он был в недоумении и ничего не понимал. Я обещала позже всё объяснить. Под завистливые взгляды мы стали обходить чужие машины. Нас не остановили и не проверили. И уже когда мы благополучно проехали все посты я торжествующе посмотрела на супруга и произнесла: «А знаешь, если бы ребёнку не приспичило в туалет, мы бы ещё сутки сидели на границе!»

Автор: Бодиш Оксана

Оксана Бодиш

Оксана Бодиш

Ангел песочных часов

Рваные, с чернильными краями тучи пытались поймать в свои сети и без того блеклый комочек луны. Но ветер без устали разгонял их , словно заботясь об освещении для тех двоих, которые уныло брели по безлюдной дороге. Их силуэты каким-то непонятным образом отбрасывали три тени.

Привыкшие к темноте глаза могли различить хрупкую женскую фигурку, закутанную в длинный плащ и высокого мужчину с огромным шарфом на шее .Обладателя третей тени различить было невозможно, но его давящее присутствие явно чувствовалось.

Этот сгусток злобы и раздражительности беспрерывно рос, засасывая в свою воронку и очерняя всё , стоящее на пути. И именно эта тень крепким узлом душила готовых разбежаться, ставших друг другу чужими людей. Они пытались бороться с этой липкой тёмнотой, пробовали не отвечать на колкости, пробовали свернуть с дороги или просто разойтись по разным сторонам, но все их усилия оказывались напрасными.

Когда же этот сгусток стал вырисовываться их общим крестом , идти стало совсем трудно.
И вдруг буквально в нескольких шагах они увидили огромный прозрачный предмет непонятной формы.

С трудом подойдя поближе, они различили силуэт гигантских песочных часов, внутри которых находилась небольшая пирамида, похожая на египетскую. На крышке часов рос изумительной красоты лес. Удивительно, но увиденное не вызывало чувство страха. Спустя несколько минут внутри появилось мягкое свечение, постепенно набиравшее силу. И тогда люди увидели поразительную вещь — песок в этих часах застыл на одном уровне. Создавалось такое ощущение,что время остановилось — всё замерло в ожидании.

Через пару мгновений свечение начало принимать форму силуэта с крыльями, и люди поняли, что перед ними стоит самый настоящий ангел. Вместо приветствия он мягко коснулся их , словно боясь напугать. Первым пришёл в себя мужчина, пробуя кивком головы поздороваться с таинственным незнакомцем. Мысли его путались, а вопросы мелькали в его воспалённом мозгу, как назойливые насекомые. Что-то из увиденного выходило из ряда вон и никак не хотело складываться в мозайку.

Ангел? Вроде всё «понятно». Об ангелах слышали и читали даже неверующие. Часы? Сколько часов они видели за свою жизнь. Но! Что делает ангел в песочных часах?

Голос всё ещё не повиновался человеку, но оказалось, что для ангела это не имело никакого значения, ведь он умел читать мысли. Внезапно зазвучал его низкий, но нежный тембр:

«Попробую ответить на ваш вопрос. Моя задача заключается в том, что я должен следить за всем выдающимся, что создают люди. Я летаю по всему свету и, если вижу, что кто-то построил прекрасный храм, написал хорошую книгу, сочинил замечательную музыку, то пробую помочь всё это увековечить.

Но! Существует одно важное условие — творец должен полететь со мной к часам и войти в них. Если его помыслы чисты, если он действительно хотел своим произведением сделать мир лучше — песок перестанет течь, и во Вселенной примут сигнал на вечность. Если же окажется, что человеком двигало одно тщеславие или желание наживы, то его засыпет песком, и он не выйдет живым из часов, и не оставит о себе памяти»

(Отрывок)

Автор: Бодиш Оксана

Необъяснимое

А я думала, что эта история надёжно замурована в самых тёмных подвалах моей памяти, но… Подсознание любит извергать лавой всё ранее скрытое…

Я родилась в верующей семье, мамин дедушка был православным священником. Несмотря на это , во мне с детства сидел дух противоречия. Этакая бесшабашная атеистка, готовая на спор ночью пойти на кладбище, отрицавшая всякие суеверия и догмы.

Мне нужно было самой всё увидеть. Всё услышать — словом мне были нужны доказательства существования чего-то, не имеющего отношения к материальному миру. И один раз я их получила…

Будучи студенткой художественного училища, я довольно редко могла ездить домой, так как после субботних занятий не всегда можно было купить билет на автобус. Так получилось, что мои подружки разъехались, и я осталась одна. Решила, что хоть раз в месяц по-человечески высплюсь. Подошла к окну. Был обычный осенний вечер. Загнанные ветром в грязную лужу листья с завистью смотрели на круживших в свободном полёте собратьев. Мелкоморосящий дождик навеявал дремоту. На улице ни души. И только жёлтые ухмылки фонарей разбавляли эту серость. Забыв выключить настольную лампу, я укуталась потеплее и уснула.

Проснулась я от непонятного стука. Первой моей мыслью было, что это так «развлекаются» парни из общежития. Уверенная в надёжности запертой двери, я даже не приподняла голову с подушки. Стук стал казаться более близким, затем я услышала шаги. Мне стало страшно, но мои мысли о проникнувших в комнату ворах были весьма «земными». Когда я заставила себя открыть глаза, мне стало ещё страшнее. В комнате никого не было! Потом началось что-то совсем необъяснимое. Я почувствовала стопудовую тяжесть и не могла пошевелиться… Прямо как в кошмарных снах. И только мой взгляд повиновался мне и был прикован к стоящему на полке будильнику. Этот будильник и стал моим единственным доказательством того,что это был не сон.

Было около двух ночи, и стрелки очень нехотя двигались вперёд. И вдруг я почувствовала чьё-то присутствие и на пару мгновений «увидела затылком» стоявшую между стенкой и моей кроватью светящуюся женскую фигуру. «Женщина» была фосфорически зелёной, длинноволосой. Замерев от ужаса, я стала ждать, пока она исчезнет. Стрелки показывали половину третьего, и, казалось, что этой ночи не будет конца. Едва дождавшись первых лучей солнца, я выпрыгнула из постели, натянула на себя куртку и пулей выскочила из комнаты. Приезда девчонок я ждала на кухне.

Забыла упомянуть, что никогда не курила, да и спиртного у меня тогда во рту не было, как и не было в голове никаких мистических мыслей. После этого случая я очень долгое время боялась оставаться одна.

Загнанные в клетку человеческих слов явления часто теряют свою суть. Скорей всего и мне не удалось всё передать. Как и не удалось объяснить происшедшее.

Oxana’s Pictures

Oxana's Pictures, из цикла "Читая мысли художника"

Oxana’s Pictures, из цикла «Читая мысли художника»

Автор стихов Снежана Аэндо
Автор картины Oxana’s Pictures из цикла «Читая мысли художника»

Этот город- как нерв напряженный…
Как мираж, что из мыслей и снов…
Он из встреч и разлук сотворенный…
Для мечты обескрыленной -кров…

Он …мои все раскрытые раны…
И обиды, что где-то внутри…
Он ,судьбы виражи и тараны…
Он кричит: «На меня посмотри»….

Он ,то манит меня ,то пугает…
И сознание делит на два…
Он, прям в сердце мое попадает…
И не вырвать его никогда….

Он сомненья мои и удушья…
Он любовь- та , которой уж нет…
В нем повенчаны страсть с равнодушьем…
И надежды моей яркий свет!